1prof.by — информационный портал федерации профсоюзов Беларуси
Членская организация Федерации профсоюзов Беларуси Телефон: +375-17-374-81-39
ЭЛЕКТРОННЫЕ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН И ЮРЛИЦ

Медиагалерея

Опрос

Если вы нацелены на быстрое достижение исполнения должником своих обязательств, вы предпочтете:

Загрузка ... Загрузка ...

Петрушко Надежда Александровна

40 лет педагогического стажа Надежды Александровны Петрушко отмечены высокими наградами – медалью «За трудовые заслуги» и значком «Отличник просвещения». А начинался путь педагога в далекие послевоенные годы. Вспоминания о военном времени даются ветерану тяжело, но все же она поделилась своей историей.

Когда началась война, Наде Бондаренко было 12 лет.

«Уже накануне войны в деревне ощущалась какая-то тревожная обстановка, все бегали слушать радио. Чувствовалось, что должно что-то случиться. И вот 22 июня –это было воскресенье– люди вышли на улицы: по радио объявляли о начале войны. Сколько было слёз, переживаний, –вспоминает Надежда Александровна.– Все молодые поднялись и ушли в военкомат, чтобы защитить родину».

Отец Александр Григорьевич включился в партизанское движение. Он часто ходил в лес и брал маленькую Надю с собой. Сначала девочка не понимала цели этих походов, а потом узнала: отец связывался с партизанами. Многие в деревне знали, что семья Александра Григорьевича партизанская.

«Как сейчас помню: был небольшой отряд, человек семь, посередине горел костер. О чём они говорили, не знаю, я в сторонке была. Сколько раз я ходила с ним в разведку, он никогда меня не предупреждал и говорил: «Доченька, только ты об этом никому не рассказывай». Почему-то он был уверен во мне».

Надя выполняла разные поручения по хозяйству: следила за лошадьми, чтобы на дорогу не вышли, помогала в приготовлении нехитрой еды, убирала, стирала… Женщин в отряде было мало, в основном они занимались ранеными, а Надя частенько была на подхвате. Так, она должна была запоминать места, где нужно было спрятать оружие и продукты. «Надо было идти километров пять и запомнить то место, где что лежало. Знаки ставили: ветку сломают или камень на дорогу положат. В случае необходимости я вела в те места, которые запоминала».

Бытовые условия в партизанском лесу были спартанскими, и, конечно, девочке было очень непросто. Одежды было мало, обуви – тоже: Надежда Александровна вспоминает, что ходила «почти голая», на ногах носила огромные галоши. Часто недоедала. Но этот скудный быт и воспитывал. Яснее понимала она главное– не подвести отца, его товарищей, защищавших родину.

Вскоре Наде начали поручать выполнение ответственных, связанных с риском заданий. «Меня стали отправлять на разведку в деревню. Партизаны выведут на  окраину леса,  дадут кошик с грибами и говорят, в какую хату зайти. Меня там уже ждали. Когда я снимала кофточку, в нее что-то зашивали, там что-то было залатано. Мне там всё рассказывали, ребёнок имел право пройти по селу. Потом, придя в лагерь, я докладывала, где было много и мало немцев. Когда я шла по деревне, полицаи и немцы не останавливали, так как детей они не трогали». Надежда Александровна рассказывает об этом спокойно, даже с улыбкой. А в моей голове зреет вопрос: достало ли бы мне сил отправиться одной в стан врага? А может, им, детям войны, страх был неведом?..

В партизанском лагере Надя с отцом прожили почти три года. «Когда узнали, что наша Гомельская область освобождена в 1943 году, мы вернулись с отцом домой. Отец повел партизан на соединение с Красной армией…

Очень серьёзно заболела, нарывы пошли от простуды, начался тиф…Уже наши стояли, забирали всех в госпиталь, а отец в каком-то сарайчике делал для меня лежанку. Папа вызвал военного медика, чтобы он осмотрел меня. Врач сказал, что надо в госпиталь отправить, но отец не хотел меня отдавать и сказал:

– Я ее не отдам, она со мной прошла всю войну.  Лечи тут…» Врач приходил каждый день, и, к счастью, смог ее вылечить.

После войны девушка пошла в 5 класс. Школа находилась в 5 километрах от родной деревни. 5 класс и 5 километров – не просто совпадение в цифрах: пять километров ежедневно проходила пешком на протяжении 5 лет – с пятого по десятый класс. В школу шла босиком, туфли в руке, перед школой обувалась. Потом – обратный процесс: снимала обувь, босиком домой. А там – какое-никакое хозяйство, надо помогать: пасла свиней, как и многие ее сверстники. Но в руке всегда была книжка: так проходило самообразование у детей послевоенного времени.

После окончания школы Надя поступила в Мозырский пединститут, потом закончила и Минский пединститут, для того, чтобы вести уроки истории и обществоведения в старших классах. Сначала преподавала в школе рабочей молодежи, закончила педагогический путь в школе № 21 г. Бреста.

Карта сайта