1prof.by — информационный портал федерации профсоюзов Беларуси
Членская организация Федерации профсоюзов Беларуси Телефон: +375-17-374-81-39

«Тихая война», или Как санкции разрушают страны

Гала-концерт фестиваля трудовых талантов “Новые имена” Республиканский конкурс “Профсоюзный лидер”

ЭЛЕКТРОННЫЕ ОБРАЩЕНИЯ ГРАЖДАН И ЮРЛИЦ

Медиагалерея

Опрос

Если вы нацелены на быстрое достижение исполнения должником своих обязательств, вы предпочтете:

Загрузка ... Загрузка ...
ГлавнаяНовости«МЕЧТАЛА ПОПАСТЬ В БЕЛАРУСЬ С ДЕТСТВА»: ТУРКМЕНКА – О БЕЛОРУССКИХ МУЖЧИНАХ, ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКЕ И ДЕШЕВОМ ТВОРОГЕ
20 сентября 2022

«МЕЧТАЛА ПОПАСТЬ В БЕЛАРУСЬ С ДЕТСТВА»: ТУРКМЕНКА – О БЕЛОРУССКИХ МУЖЧИНАХ, ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКЕ И ДЕШЕВОМ ТВОРОГЕ

Мы продолжаем беседовать с гостями из дальнего зарубежья в рамках проекта «Свой среди своих», чтобы узнать, что тянет иностранцев в Беларусь и почему они решают остаться здесь навсегда. Нашей новой собеседницей стала туркменка Худайбердиева Нурбиби Худагулыева, мечтавшая попасть в нашу страну с детства и в 2009 году эту мечту исполнившая.

Особенности национального образования

Нурбиби родилась в Чохпетде. Это небольшая деревня в восточной части Туркменистана, но с пятого класса девочка даже успела поучиться в столице страны – Ашхабаде.

– После маленького поселка в большом городе было непривычно. Да, Ашхабад красивый, беломраморный. Но жизнь там очень суетливая, – вспоминает Нурбиби.

Ашхабад – город-рекордсмен. Здесь стоит самый высокий в мире флагшток высотой 133 метра (для сравнения, высота флагштока в Минске – 70 метров). Также в городе находится самый большой комплекс фонтанов, самое высокое закрытое колесо обозрения и самая большая архитектурная звезда. А еще Ашхабад – официально самый мраморный город мира. К 2013 году белым материалом покрыли больше 4,5 миллиона квадратных метров стен. И количество белых зданий в столице растет.

После окончания школы, девушка не смогла поступить в университет. В начале нулевых в Туркменистане еще не ввели платного высшего образования. Поэтому Нурбиби вернулась в родную деревню, где 8 лет помогала родителям-колхозникам собирать хлопок.

При этом, девушка не теряла надежду получить высшее образование и продолжала изучать языки. Вот только доучиваться она собиралась уже не в Ашхабаде:

– Папа с самого детства рассказывал мне о Беларуси, в которой служил еще во времена СССР. Он рассказывал, что у вас очень приветливые и добрые люди. Он всегда хотел вернуться сюда и какое-то время пожить. Поэтому и поступать в университет я хотела не куда-то, а именно в Минск.

Туркменистан – самая закрытая постсоветская страна. Просто так выехать из республики не просто. Однако, Нурбиби повезло:

– Мой отец – аксакал. Так в нашей стране называют очень уважаемых людей. Его даже президент лично награждал орденом. Поэтому у нас не было особых проблем, чтобы поехать на учебу в Беларусь.

Туркменистан – единственная постсоветская страна, для посещения которой требуется виза для граждан абсолютно всех остальных стран бывшего СССР.

Кстати, у нас уже был собеседник из Японии, который рассказывал, что в его стране куда сложнее попасть в университет, чем в Беларуси. Правда, по другим причинам.

И пусть Стамбул не ждет

Мечта Нурбиби исполнилась в 2009 году, когда их с папой самолет приземлился в Минске. Произошло это в августе, поэтому у отца было достаточно времени, чтобы поностальгировать и показать дочке места своей молодости. Вместе с дочерью они посмотрели на все главные достопримечательности столицы, включая открытую за пару лет до этого Национальную библиотеку, съездили в Брест, побывали в Хатыни.

– Еще в Туркменистане папа рассказывал мне, что в Беларуси очень качественное молоко, и что стоит оно при этом копейки. Я слушала, но толком ничего не понимала, пока не зашла в белорусский магазин и не поняла: да, действительно, какие-то копейки. Гораздо дешевле, чем в Туркменистане.

До 1 января 2019 года услуги ЖКХ в Туркменистане были бесплатными, хоть и ограниченными лимитами. А с 2008 по 2014 год граждане страны могли раз в месяц бесплатно получать 120 литров бензина.

Через месяц папа уехал обратно, а Нурбиби принялась обвыкаться в новом городе, куда более суетном, чем Ашхабад. А параллельно начала учиться в БГУ на подготовительных курсах. Их проходят все иностранцы, поступающие в Беларусь. За год они должны подогнать свои школьные аттестаты к белорусским стандартам и подучить русский язык. Со вторым у Нурбиби особых проблем не было:

– Когда мы были маленькими, родители специально говорили по-русски, чтобы мы, малыши, знали этот язык. К тому же, русский преподают в школе как второй иностранный. Поэтому одиноко я себя здесь не чувствовала. Даже при том, что туркменские студенты тогда только начали поступать в вузы Беларуси, и нас в Минске было не очень много.

По данным Белстата за 2018 год, каждый второй иностранный студент приехал в Беларусь из Туркмении.

В следующем году девушка поступила в БГУ на факультет международных отношений, на котором закончила специалитет, магистратуру и аспирантуру. Сейчас она пишет диссертацию и уже подумывает, не подать ли документы в докторантуру. Если у нее это получится, она будет первой туркменкой, ставшей доктором наук в Республике Беларусь.

Кстати, в прошлый раз мы беседовали с китайским преподавателем из БГУ. Он тоже пишет научную работу, которая сделает его первым китайским ученым, всерьез занявшимся изучением белорусских городов.

– Я хочу развивать связи между университетами. БГУ в Туркмении считается очень престижным вузом, и я хотела бы, чтобы как можно больше ребят из моей страны могли здесь учиться. При этом, я хочу, чтобы как можно больше студентов БГУ могли ездить по обмену в университеты Турции, я хочу налаживать связь и с ними. Даже диссертацию пишу на тему «Туркменистан во внешней политике Турции».

Турцией Нурбиби увлеклась еще в школе. В те годы эта страна имела в Туркмении большое влияние, турецкие строительные компании занимались крупными проектами на территории бывшей советской республики, а туркмены заслушивались турецкой музыкой и засматривались турецкими сериалами. Разумеется, большую популярность обрел турецкий язык, который Нурбиби стала учить.

– В саму Турции я тоже ездила, уже после поступления в Беларуси. Но остаться в Стамбуле я не захотела. Это еще более суетный и многолюдный город, чем Минск. Так что я не жалею, что выбрала Беларусь.

Женщины – вперед, старики – назад

Однако в спокойном по мере Стамбула городе девушку тоже ждало множество открытий. Например, в области отношений между мужчинами и женщинами:

– Белорусские мужчины относятся к женщинам с большим уважением. Например, у вас принято пропускать женщину вперед, придерживать перед ней дверь. У нас не так. У нас принято, что первыми в помещение заходят мужчины, а за ними следуют женщины. Поэтому я до сих пор могу немного «зависать», когда куда-то захожу вместе с мужчиной.

«Ашхабад» в переводе с персидского значит «город любви».

Поражали Нурбиби и белорусские девушки, куда более раскрепощенные, чем в мусульманском Туркменистане. Как можно ходить в центре города в топике и шортах, словно ты у себя дома!?

– Я и сама очень долго ходила на работу в максимально закрытой одежде. Только недавно начала немного ее «укорачивать».

Кстати, это не первый наш собеседник в рамках проекта «Свой среди своих», которого удивляет независимость белорусских девушек. Тык, мы брали интервью у врача из Ганы, который назвал белорусок «красивыми, но дикими».

Еще одна деталь, поразившая Нурбиби – стремление молодых белорусов к отделению от родителей. Окончив школу и отслужив в армии, местные парни стараются съехать из родительского гнезда и обустроить свое. В Туркменистане же мужчина может годами жить с родителями. И это не просто не порицается, как в нашей стране, а одобряется:

– Допустим, вы – мой брат. Если вы закончили школу и отслужили в армии, то вы возвращаетесь домой. Можете жениться, можете детей завести. Но все это время вы живете с родителями, пока не женится младший брат. Тогда уже можете съехать. А я смогу съехать сразу же, как только выйду за муж. Переселюсь к родителям мужа.

С 2001 по 2005 годы в Туркменистане действовал закон, по которому иностранец, желающий связать себя узами брака с туркменом или туркменкой, должен был заплатить государству калым в 50 тысяч долларов.

С одной стороны, хорошо, что молодые белорусы могут жить самостоятельно. С другой стороны, не нужно быть туркменом, чтобы заметить иногда возникающие из-за этого проблемы:

– У вас многие старики остаются без присмотра. Я думаю, это не очень хорошо. Молодежь не должна забывать старшее поколение.

По материалам портала 1prof.by

Никита ГРЕБЕННИКОВ

Фото Валерия КАРТУЛЯ и героини публикации

Карта сайта